Продолжение американской перестройки Балкан

Драгана Трифкович

Косово / 02.03.2018

Предлагаем вниманию читателей текст доклада, прозвучавшего на заткрытии II Международной научно-практической конференции «Евразийское пространство: добрососедство, партнерство, диалог культур и цивилизаций».

 

После короткой передышки, которая была обусловлена ​​реконфигурацией администрации США после победы Дональда Трампа на президентских выборах, агрессивная внешняя политика Соединенных Штатов набирает новые импульсы.

Хотя некоторые политики на Балканах, без какой-либо реальной основы, ожидали изменения американской внешней политики, мы теперь можем видеть, что это была совершенно неправильная оценка. Соединенные Штаты продолжают руководствоваться своими старыми принципами, с использованием агрессивных механизмов.

За последние десятилетия, после окончания «холодной войны», Соединенные Штаты вместе с ведущими странами ЕС нарисовали новые границы на Балканах и создали «реальность», рисуя картину военных событий в соответствии с их собственными потребностями. После распада СССР и его внутренних проблем России не удалось оказать серьезное влияние на мировые события. Однако сейчас ситуация изменилась, и это заставило Соединенные Штаты ускорить шаги по закреплению позиций, которые они заняли.

 

Соединенные Штаты теряют своё влияние на международной арене

За последние десять лет России удалось стабилизироваться и укрепиться в каждом сегменте, несмотря на многочисленные угрозы, которые создавали западные страны. Она восстановила свою международную репутацию и стала неотъемлемым фактором в процессе разрешения кризисов, что можно отчетливо наблюдать на Ближнем Востоке. Руководство Российской Федерации продемонстрировало высокий уровень терпения и мудрости в решении многих проблем, с которыми оно сталкивается. Тем не менее, Россия по-прежнему не играет важной роли на Балканах и не может повлиять на американские устремления. Политика США на Балканах противоречит национальным и государственным интересам Сербии, но она реализуется, потому что политические элиты, также как и многие чиновники, напрямую контролируются Западом. Во всех государственных структурах и учреждениях Сербии есть люди, получившие образование на Западе и имеющие конкретное и некритическое отношение к Западу, обоснованное на взаимных интересах. В этом смысле, даже когда политические элиты меняются, остается та же администрация, то есть твердое взаимодействие лиц, работающих в разных учреждениях и готовых достичь своих целей, независимо от политического курса государства. Это структура, которая, в дополнение к средствам массовой информации и структурам безопасности, «корректирует» политическое руководство. Даже сегодня США сталкиваются с этой проблемой, и для описания этой проблемы используется термин «deep state».

В дополнение к внутренним проблемам Соединенные Штаты сталкиваются со многими серьезными проблемами на международном уровне в связи с растущей силой России и Китая и других стран, не поддерживаемых Вашингтоном. Такие события приводят к тому, что даже стратегические партнеры Соединенных Штатов, как, например, Саудовская Аравия на Ближнем Востоке, или партнеры из НАТО, такие как Турция, хотят пересмотреть свои отношения с Вашингтоном, то есть с Москвой. Хотя влияние России на Балканах, о котором западные СМИ и официальные лица постоянно предупреждают нас, минимальное, западные страны ускоряют свою деятельность именно из-за опасности, что Россия может расширить свое влияние. С американской точки зрения, опасность для Балкан не представляет только то, что Россия укрепляет влияние на международном уровне, но и то, что сербы настроены пророссийски, и к тому же возмущены давними отношениями западных держав к Сербии. Поэтому, несмотря на то, что Запад  приложил многолетние усилия в перестройку и регулирование Балкан для собственных нужд, эти усилия в нынешних и будущих условиях могут быть легко нейтрализованы.

 

Манипуляции средств массовой информации

Сербия находится под сильным евроатлантическим влиянием и на пути к ЕС, который “не имеет альтеративы”. Это “неимение альтеративы” не является неизбежным, но принимается как таковое политическими элитами, которые использовали этот тезис как предпосылку для прихода к власти. Свобода, демократия и права человека – это ценности, которые предлагаются в качестве общепринятой нормы ЕС, но на практике скорее можно увидеть тоталитарные модели. «Свобода» якобы существует, и её существование нельзя подвергнуть сомнению. В соответствии с таким отношением демократическое выражение мнения и воли не является необходимым.

Наоборот. Любой диалог общества и анализ положительных и отрицательных сторон вступления в ЕС явно нежелательны. Европейская интеграция происходит в атмосфере страха и под постоянным политическим шантажом со стороны Брюсселя, который политические элиты в Сербии принимают и выполняют, опасаясь за свои собственные позиции. Постоянно возникают новые и новые условия, которые должна выполнить Сербия, но после выполнения уже принятых обязательств, возникают очередные новые условия. Прогресс Сербии по европейскому пути оценивается в соответствии с политическими потребностями Брюсселя и в зависимости от того, необходимо ли в настоящий момент хвалить или критиковать власти Сербии.

Реальная ситуация намного хуже, чем была во время бывшей однопартийной системы. Нынешняя «свобода СМИ» и «независимая судебная система» находятся на таком уровне, который немыслим для многих диктатур и неорганизованных обществ. Средства массовой информации можно разделить на те, которые находятся под прямым контролем Запада или находятся под прямым контролем властей. Независимые СМИ полностью маргинализированы, они работают с минимальными ресурсами и присутствуют только в виде интернет-портала или интернет-радиотелевидения. Запад нуждается в контроле над средствами массовой информации в Сербии, чтобы действовать на общественное мнение в Сербии в соответствии со своими собственными интересами, в то время как руководство страны нуждается в контроле, чтобы манипулировать фактами для выживания на власти. Запад использует средства массовой информации для дезинформации общественности в Сербии о мировых событиях, для улучшения имиджа ЕС, для проведения антироссийской пропаганды и для «перевоспитания» людей. Режим использует средства массовой информации, чтобы украсить имидж результатов своей собственной политики и манипулировать в первую очередь своими избирателями, которые в основном пророссийские. Государственное руководство Сербии официально пропагандирует военный нейтралитет и подчеркивает, что оно поддерживает сбалансированную внешнюю политику.

Фото Драганы Трифковић.Однако такой аргумент далёк от реальности. Нынешнее правительство улучшило военное сотрудничество с НАТО с 2012 года и расширило сотрудничество до максимального возможного уровня, поэтому членство Сербии в НАТО остается лишь невыполненной формальностью, что не позволяет Сербии осуществить какие-либо права в этой организации. С другой стороны, НАТО реализует все права, в которых нуждается.

Сербия сосредоточена на военно-техническом сотрудничестве с западными державами, государствами-членами НАТО и США, а также участвует в боевых миссиях ЕС, что автоматически означает, что оно не является «нейтральной». Сотрудничество с Россией находится на несравненно более низком уровне, но это сотрудничество пропагандируется в средствах массовой информации, в то время как сотрудничество с США и НАТО не пропагандируется, что создает ошибочное представление у общественности. Несмотря на всё, уровень сотрудничества между Сербией и Россией, а также медиа-манипуляция пророссийскими чувствами уже неприемлемы для Запад.

 

Сообщения из США

Во время недавнего визита в Сербию американский чиновник дал очень четкий сигнал. Заместитель помощника госсекретаря Хойт Брайан Йи сказал на сербском языке: «Вы не можете сидеть на двух стульях».

В своем выступлении он пояснил, что страна, которая хочет стать членом ЕС, должна четко определится, а не балансировать между двумя сторонами. Он также отметил, что США не понимают, почему персонал Сербско-российского гуманитарного центра должен получить дипломатический иммунитет. Хотя такое отношение является прямым вмешательством во внутренние дела Сербии, американский чиновник указал, что каждая страна имеет право стратегического определения. Остается неясным, на основании каких мехнозмов Сербия может определить свою стратегию в нынешних условиях? Определяют ли страну политические лидеры, контролируемые Западом, или демократия подразумевает право на референдум, где бы народ решил, хочет ли вступить в ЕС в соответствии с четко определенными условиями?

Условием присоединения Сербии к ЕС является признание незаконного сепаратистского государства Косово, то есть отказ от части своей территории. Незаконный захват территории Сербии доводится до конца, и ожидается, что нынешний режим подпишет всеобъемлющее мирное соглашение с Приштиной, в соответствии с которыми Сербия узаконила бы захват Косово и взяла на себя обязательство не мешать этой территории функционировать на международном уровне как государство.

По всем показателям, нынешнее правительство ранее взяло на себя это обязательство. Помимо признания Косово, европейские интеграции обязывает Сербию гармонизировать свою внешнюю политику и политику безопасности с ЕС, что подразумевает прекращение Соглашения о свободной торговле с Россией, закрытие Сербско-российского гуманитарного центра и введение санкций в отношении России. По этой причине интеграция Сербии в ЕС теперь получает такую поддержку со стороны США, хотя процесс расширения ЕС приостановлен, и Сербия не может присоединиться к этому сообществу до 2025 года.

Принимая во внимание нынешнее состояние ЕС, нереально ожидать какой-либо перспективы в этом сообществе, которое не в состоянии справиться со многими проблемами. Неурегулированный экономический кризис сопровождался мигрантским кризисом, который усугубил ситуацию с безопасностью в ЕС. После того, как Великобритания вышла из ЕС, в странах-членах появилась волна сепаратизма, и на практике она доказала, что нет единой политики ЕС по многим вопросам. В такой ситуации совершенно непонятно то, что какое-то государство хочет принять проблемы, с которыми сталкивается ЕС, ценой нанесения серьезного ущерба собственным государственным и национальным интересам, а это как раз предлагается Сербии. Даже если такое сумасшедшее предложение будет принято Сербией, это опять же не является гарантией того, что ЕС сохранится в нынешней форме и что Сербия сможет получить какую-либо выгоду. Однако из того, что нам сообщили из Вашингтона следует, что давление будет продолжаться, вплоть до признания «независимости» Косово и разорыва отношений между Сербией и Россией.

 

Изгнать Россию с Балкан

Изгнать России с Балкан – этот тезис станет приоритетом политики США на Балканах, поскольку распространение российского влияния может подорвать все текущие незаконные ставки политики США. Прежде всего, это относится к Сербии, как к стране, в которой население в основном пророссийски настроено. Другая причина заключается в том, что результат этого процесса будет отражатся в других странах региона, в которых живут сербы. Независимо от установленого антироссийского курса в Черногории или бывшей югославской Республике Македонии, цель не может быть достигнута, если не перенастроить Сербию в этом же направлении.

Для Соединенных Штатов этой целью за пределами Балкан является Россия. Разумеется, такая политика не является исключитенем только для нашей области – Соединенные Штаты являются серьезным препятствием и на пути развития сотрудничества между ЕС и Россией. Они создают армию на границах России, в Юго-Восточной Европе и на Балтике, и они пропагандируют антироссийскую истерию. Для Соединенных Штатов это единственный способ сохранить важную роль в этой части мира, и для всех остальных это серьезная проблема и опасность. На недавно прошедшей конференции в Атлантическом совете была представлена «новая американская стратегия для Балкан», которая также показывает, что Соединенные Штаты намерены увеличить свое присутствие на Балканах. Ключевыми моментами, которые намерены предпринять Соединенные Штаты, являются: ускорение европейской интеграции оставшихся балканских стран и усиление военного присутствия, прежде всего на базе Бондстиль. В докладе также предлагается «историческое примирение Соединенных Штатов и Сербии», и только если Сербия значительно дистанцируется от России. Конечно, историческое примирение с американской точки зрения не означает возвращение оккупированных территорий и выплату огромного материального ущерба, нанесенного в ходе агрессии против Сербии. Историческое примирение подразумевает примирение Сербии с навязываемой ролью вечного проигравшего, которая любуется своими собственными угнетателями.

Президент Сербии Александр Вучич сказал, что он доволен предложенной Платформой Атлантического совета и что было бы хорошо, если бы она превратилась в реальную политику США. Но это еще не все, что Соединенные Штаты готовят на Балканах. На предстоящий период планируется установить еще более сильный контроль над средствами массовой информации и создать в Сербии “Медиа-центр по борьбе с российской дезинформацией”. Этот Центр будет в основном заниматься дезинформацией общественности, проводить антироссийскую пропаганду и направлять общественность в сторону США, ЕС и НАТО. В этом проекте участвуют: Секция общественной дипломатии НАТО из Брюсселя и Бюро связи НАТО в Белграде. Симон Фиджибон, атташе по вопросам обороны посольства Великобритании в Белграде, играет важную роль в этом проекте. Его финансирование будет осуществляться из средств Атлантического совета, Германского фонда Маршалла, военного командования США в Европе, Национального фонда поддержки демократии (NED), который является одним из главных финансистов так называемого неправительственного сектора в Сербии. Кроме того, США также сосредотачивают внимание на дополнительном ослаблении стратегической позиции Сербии на Балканах, на управлении кризисами и конфликтами в регионе. В дополнение к проекту «Большой Албании», давление будет усугубляться путем подстрекательства властей в БиГ к пересмотру “сербской вины” в так называемом «геноциде», а также через руководство Македонии, которое будет активно поддерживать все американские инициативы на Балканах. В любом случае Балканы недавно были определены как потенциальная зона конфликта на карте, начертанной Центром США по превентивным действиям. Если иметь в виду то, что США создали такую ситуацию на Балканах, при которой потенциальные конфликты сохраняются и у Америки всегда есть механизмы для их запуска, то это не слишком большой сюрприз. Это скорее должно служить предупреждением.

Недавно ЕС принял стратегию для Западных Балкан. Я должна уточнить, что Западные Балканы являются политическим термином, который ЕС придумал, и в географическом смысле этот термин никогда не испльзовался. Восточных Балкан нет. Вот почему Сербия больше не считается центральной балканской страной, хотя она ею является, и почему Хорватия считается центром так называемых Западных Балкан. Стратегия для Западных Балкан является мапой пути для присоединения оставшиехся стран бывшей Югославии и Албании к ЕС. Бывшие югославские республики, Словения и Хорватия являются членами ЕС.

Теперь, согласно плану ЕС, к ним должны присоединиться Сербия, Черногория, Босния и Герцеговина, бывшая югославская Республика Македония, Косово, которое в стратегии было названо независимым государством, и Албания. Сразу после презентации Стратегии члены ЕС, которые не признали Косово как независимое государство, такие как Греция, Румыния, Испания, Словакия и Кипр, восстали против идеи воспринимать Косово как независимое государство в переговорах о присоединении.

После этого министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль посетил Белград и Приштину, где недипломатическим и угрожающим тоном заявил, что Сербия должна признать Косово и что Косово больше никогда не будет частью Сербии. Во время своего визита в Приштину он также пообещал, что Германия сделает все, чтобы пять стран ЕС, которые не признали Косово, изменили свое мнение. Несмотря на уверенность германского министра иностранных дел, эта инициатива не имеет особых шансов на успех. Стратегию ускоренной интеграции Балкан в ЕС не так-то просто выполнить. Тем не менее, западные державы будут настаивать на том, чтобы Сербия как можно скорее выполнила условия, включая главу 31, которая предполагает гармонизацию внешней политики Сербии и политики безопасности с ЕС. Это также подразумевает введение санкций России, и закрытие сербско-российского гуманитарного центра в Нише.

Во время недавнего визита брюссельского чиновника в Белград, президент Вучич впервые раз упомянул, что сербская общественность должна будет обсудить вопрос о введении санкций России. До этого президент Вучич неоднократно повторял, что Сербия никогда не будет вводить санкции России. Также глава 29 переговоров о присоединении обязывает Сербию прекратить действие соглашения о свободной торговле с Россией.

 

Сербия без стратегии и потенциала

Отсутствие серьезной стратегии правительства Сербии и дилетантизм сербских политиков в все большей степени будут влиять на обстоятельства. Во внутренней политике можно манипулировать общественностью, и нынешнее правительство во главе с Александром Вучичем продемонстрировало беспрецедентную способность манипулирования. Однако в международной политике любая попытка манипулировать, особенно в отношении великих держав, изначально обречена на провал. Такая политика ведет к потере доверия и уважения на международной арене и ухудшению общей позиции государства. Понятно, что такая политика стала неприемлемой для Запада, и от Сербии ожидается, чтобы она определилась. Евроатлантическая ориентация правительства и политической элиты подразумевает необходимость занять четкую позицию. Сербия должна признать Косово, подписав всеобъемлющее мирное соглашение с Приштиной, исключить Косово из Конституции, прекратить отношения с Россией (Торговое соглашение, Сербско-российский гуманитарный центр и т. д.), ввести санкции России, что приведет к примирению с Соединенными Штатами. Даже если нынешнее правительство реализует такие суицидальные шаги, это не обеспечит ему беззаботное пребывание на власти, потому что всегда выдвигаются новые условия, и есть еще много вопросов, которые Запад хотел бы изменить – от Дейтонского соглашения до положения меньшинств, статуса региона Рашка и тому подобное. С другой стороны, для того, чтобы кто-то мог противостоять американским устремлениям, шантажу и плохим намерениям, он должен обладать знаниями и навыками, и, что еще более важно, не быть скомпрометировнным ни по какому основании. В этом смысле сербское руководство не имеет возможности противостоять устремлениям США. Особенно, если мы имеем в виду прошлые события в Македонии, где Соединенные Штаты, посредством борьбы с преступностью и коррупцией, сталкиваются с бывшими партнерами, которые не понимают, что они должны покинуть власть.

Интересно также, что оппозиционные силы в Сербии, которые хотели бы взять на себя (политическую) роль нынешних властей, просто настаивают на необходимости борьбы с преступностью и коррупцией. Для нынешнего правительства разрыв отношений с Россией не представляет стратегической проблемы, прежде всего из-за отсутствия подотчетности, но это личная проблема, которая помешала бы им получить какое-либо отступление. Если Сербия решит отказаться от хороших отношений с Россией, восстановление ее суверенитета в долгосрочной перспективе и сохранение территориальной целостности, будут исключены. При этом Сербия вступит в новую разрушительную фазу, которая поставит под сомнение позицию сербов в других странах региона, также как и выживание Сербии в конце концов. Уже сейчас многие так называемые независимые аналитики, близкие к властям, объясняют, что Россия далека и что у России нет серьезных намерений по отношении к Сербии, подготавливая общественность к возможному прекращению отношений с Россией. С другой стороны, такой шаг имел бы серьезные последствия для правящей структуры, потому что их избиратели пророссийски настроены, и это приведет к потере поддержки, а затем к потере власти.

С другой стороны, если правительство не хочет разорвать отношения с Россией и противостоит таким тенденциям американцев, борьба с преступностью и коррупцией станет приоритетом для демократизации Сербии на пути к ЕС. Для нынешнего правительства это самый худший сценарий отхода от власти. В любом случае вопросы, которые будут иметь большое значение для будущего государства, будут решены в ближайшие месяцы, а общественность в Сербии в значительной степени не сможет оценить серьезность ситуации, в которой она находится, и признать реальные проблемы, с которыми сталкивается. Неясно, какие решения будут приняты и какие обстоятельства будут иметь решающее значение.

Хороший момент заключается в том, что США не имеют определенных планов, которые преследуют, что очевидно на примере Ближнего Востока, и что дальнейшие шаги, которые они предпринимают на Балканах, могут иметь краткосрочный эффект. Изменения на международной арене также должны отражаться на Балканах.

Плохо то, что Сербия не использует постоянные изменения обстановки для улучшения своих позиций, и безмятежно наблюдает за тем, как личные интересы правящих «элит» становятся главными при принятии важных решений. Кроме того, на данный момент заметно отсутствие четкой стратегии России по поводу усиления своего влияния на Балканах.

Большая проблема заключается в том, что нынешнее сербское правительство пользуется поддержкой великих держав именно за осуществление своей политики, которая чрезвычайно разрушительна для сербского народа.

 

Драгана Трифкович, директор Центра геостратегических исследований