Альгирдас Палецкис: К вопросу об итогах постсоветского 20-летия в Литве

Независимость Литвы началась с курьёза: в марте 1990-го года её объявил Верховный Совет Литовской…ССР, выбранный по законам СССР. Но “принципиальные патриоты” не узрели в нём „нелегитимного оккупационного органа“ – ведь они сами стали депутатами, “подписантами” акта о независимости, обладателями вскоре приватизированной собственности (главной их цели) и прочих материальных привилегий.

Новая элита смаху разделила общество на „коммунистов“ и „патриотов“. (Слова „коммунист“ и „патриот“  тут пишутся в кавычках, ибо в то время они утратило своё первичное значение. „Коммунистами“ нарекали всех, кто не соглашался с политикой новых властей, а „патриотами“ – всех, кто эту политику проводил или поддерживал.) „Патриоты“ делили собственность, а дабы народ не догадался, из-за чего всё затеяно, его начали держать в напряжении – разыграли козырную карту национализма, „оккупации 1940-го года“ и русофобии.

Вскоре полилась кровь.

Произошла трагедия 13-го января 1991 года.

В ту ночь советские солдаты брали под контроль вильнюсские телебашню и телецентр, у которых собрались люди. Как утверждают очевидцы, велась стрельба с крыш домов. 13 января погибли 14 человек, а конкретные виновники до сих пор не найдены.

Потом в “демократической” Литве появились первые политзаключённые. Судилище над лидерами литовских коммунистов и общественных деятелей кончилось многолетними тюремными сроками для группы противников новой полицейской власти. Отсидев свой срок за „нелояльность‘“ режиму, вскоре второй срок получил Валерий Иванов, бывший лидер интердвижения „Единство“ – только за то, что в своей книге подверг сомнению один эпизод официальной версии событий января 1991 года.

Только международная огласка „суда“ над автором этих строк помогла избежать ему тюрьмы за слова „выясняется, что свои стреляли в своих“ о тех же событиях (был назначен штраф). Новые шокирующие обстоятельства про стрельбу с крыш домов и свидетельства очевидцев прокуратуру, конечно, не заинтересовали. А заинтересовали её… сами свидетели событий, один из которых – старый больной человек, которому сейчас грозит до двух лет тюрьмы за „лжесвидетельство“.

Режим не успокоился.

В этом году (2012) в Литве появился ещё один  политзаключённый – Константин Михаилов. (Задержан он уже не первый год.)
Летом 1991 года до сих пор неустановленные лица расстреляли литовских пограничников на посту Медининкай. Власти a priori обвинили рижский ОМОН. Суд  подогнал вердикт под заказ. К. Михайлов (бывший омоновец) осуждён на пожизненный срок – без доказательств его вины, как утверждают эксперты. (Ни одна европейская „демократическая“ организация или страна пальцем не шевельнула, что бы освободить всех упомянутых политических заключенных в Литве.)

„Патриоты“ обьявили Россию извечным врагом всех литовцев, а Запад – их извечным другом, что, конечно же, не соответствовало ни историческим фактам, ни здравому смыслу. Врагом так же было объявлено всё советское, от которого следовало как можно быстрее избавиться. Рынок был объявлен панацеей, а государственное планирование и регулирование – злом.

И – началось…

В угаре „прихватизации“ на небывалые высоты взмыли вверх цифры преступности. Хлынул поток массовой культуры и разврата. „Героями нашего времени“ становились проходимцы. Новая элита быстро возродила, только в большем масштабе, те привилегии, против которых она якобы боролась в времена перестройки. Так все “подписанты” акта независимости имеют право, оставшись без дохода, получать весомую государственную ренту, и многие так и делают. Все „подписанты“ бесплатно получили земельные участки в престижных районах. На упрёк, что „много рядовых граждан Литвы тоже боролись за независимость“, „подписанты“ гордо отвечают, что они дескать „больше рисковали“. Так “рисковали”, что ни один „подписант“ не был ночью 13-го января 1991 года у телебашни. А может они знали заранее, что по людям будут стрелять с крыш?

Для большинства населения „независимость и благосостояние“, которое обещали „патриоты“, обернулись бесправием и обнищанием.

Из-за бездарной экономической политики в  Литве обрушилась экономика. Встало 90 процентов заводов,  многие из которых экспортировали свою продукцию по всему миру, появилась армия безработных. (Сегодня в Литве – 15 процентов официальных безработных, а среди молодёжи – 30 процентов.) Власти за одну ночь распустили колхозы, и Литва в одночасье вернулась в довоенное время, когда раздробленные мелкие хозяйства прозябали. 60 процентов граждан Литвы очутились за чертой бедности. Зато госаппарат вырос вдвое по сравнению с аппаратом советских времён, хотя жителей уменьшилось на четверть.

Во время референдума по вступлению Литвы в ЕС в 2004 году власти просто купили голоса избирателей. По всем СМИ была объявлена новость: “Каждый, кто придёт на выборы (властям по закону была нужна высокая явка), на участке голосования получит…талон, который сможет обменять в ближайшем магазине „Махима“ (монополистическая сеть супермаркетов) на бутылку пива или на стиральный порошок.”

И потянулся народ.

„Всё продумано!“ – этот коммерческий слоган данного супермаркета оказался действенным и в политической коммерции. К тому же, в нарушении закона и конституции, референдум длился не один, а два дня (так как в первый день проголосовало только около 20 процентов избирателей).

„Запад нам поможет, Запад с нами“, – кричали (и до сих пор кричат) „патриоты“ наподобие Остапа Бендера. И тут же просили „делать взносы“ – повышали налоги на труд, мелкое предпринимательство и, фактически, оставили без налогового бремени крупный капитал, монополии.

В итоге, 80 процентов доходов национального бюджета составляют доходы, собранные путём налогов на труд и только 20 процентов – с налогов на капитал. Таким образом пропорция 50 на 50, превалирующая в Европейском Союзе, Литве пока не достижима.

Средняя зарплата  в стране 400 евро (на руки), пенсия 200 евро. 90 процентов таких „доходов“ люди тратят на питание и оплату коммунальных услуг. (В коммунальной сфере балом правят монополисты, повышая цены каждый год.)

80 процентов жителей Литвы, как показал очередной опрос, утверждают, что они живут в явно несправедливом обществе с огромными социальными контрастами. Перемены последних двух десятилетий пошли на выгоду политикам (так ответил 91%. опрошенных) и бизнесменам (78%), но никак не простым людям (20%).

Как следствие европейского требования „либерализации“ всех секторов экономики Литва потеряла свою промышленность и сельское хозяйство. Теперь 40 проц. литовских предприятий занимаются торговлей, 19 проц. –предоставлением разных бизнес-услуг, 12 проц. задействованны в строительстве, 11 проц. – в перерабатывающей  промышленности, 5 проц. – в сфере транспорта, 3 проц. – в туризме.

В следствие либерализации Литва утратила ключевые финансовые рычаги – все крупные литовские банки были поглощены или вытеснены скандинавскими. Госбанк раз от разу робко оглашает то, что ему диктует ассоциация филиалов иностранных банков в Литве.

Литва должна загранице уже 40 миллиардов евро и живёт за счёт кредитов. Игналинская атомная станция, доставшаяся от СССР, была закрыта по чисто политическим причинам. Влиятельное европейское атомное лобби не устраивала дешёвая и конкурентноспособная электроэнергия этой станции.

На базисе экономического кризиса разразился кризис демографический. За последние 20 лет Литва потеряла больше одной четверти своих граждан, то есть один миллион человек, среди которых  большинство – экономические эмигранты, а так же пропавшие без вести, увезённые торговцами людей, просто убитые во времена разгула криминала.

Число самоубийств – около 1000 человек в год – одно из самых высоких в Европе.

Молодёжь после школ или вузов целыми классами и курсами уезжает на заработки в другие страны Евросоюза и там укореняется. Понятно, ведь начинающий работник получает на руки в месяц 150-200 евро, которых не хватает заплатить зимой за отопление квартиры.

Недавний опрос показал, что растёт число голодающих и недоедающих, таких сегодня около 500 000 человек.

Каждый год закрываются школы, особенно на опустошённой деревне, каждое 1-ое сентября на несколько тысяч уменьшается число учеников.

20 лет назад в Литве проживало 3.8 миллионов – и если бы не был сбит темп натурального прироста населения в конце восьмидесятых, то в Литве на сегодняшний день проживало бы 5.2 миллиона человек. (Теперь осталось 2.8 миллиона, и то – по официальным данным.)

Тем временем, государство постепенно милитаризировалось, чтобы хоть как-то поддерживать порядок в атмосфере растущей социальной напряжённости.

В январе 2009 года полиция без всякого предупреждения резиновыми пулями расстреляла многотысячный митинг обозлённых граждан, многих искалечив. Самых активных демонстрантов судили. Всем назначены баснословные штрафы, чтобы раз и на всегда отбить у народа волю к справедливости. (Ошибка, кстати.)

Под суд попали и обыкновенные прохожие, вся вина который оказалась в том, что они призывали полицию к разуму.

В контексте сдерживания протестов своего населения и нагнетании конфронтационной внешней политики, элите совсем кстати подвернулась возможность при администрации Джорджа Буша попасть в НАТО.

Процедура вступления в альянс шла вразрез с конституцией.

9-ая статья конституции гласит: „Главные вопросы жизни государства и народа решаются путём референдума.“ Превращение Литвы из суверенного и нейтрального государства в страну-члена весьма, как показывает история, агрессивного военно-политического блока НАТО, конечно-же, являлось одним из главных вопросов государства и народа. Однако, власти в очередной раз пренебрегли  мнением народа  своей страны  и провели простое процедурные голосования в парламенте.

В 2009 году разразился скандал в связи с секретной тюрьмой ЦРУ на территории Литвы.

Всё началос‘ь в 2002 году, когда Литву посетил президент США Дж. Буш. На митинге в центре Вильнюса он изрёк такие слова: “Любой, кто выбрал бы себе Литву как врага, стал бы и врагом США.“ Сразу после этого визита, по сообщениям американской прессы с ссылкой на авторитетных источников, руководство Литвы  за поддержку членства страны в НАТО согласилось приютить секретную тюрьму ЦРУ.

С 2003 по 2005 год в окрестностях Вильнюса такая тюрьма действовала. В неё привозили подозреваемых в терроризме лиц. В 2005 году решением США тюрьма была закрыта и все доказательства уничтожены руками самых надёжных агентов литовского Департамента государственной безопасности. Генеральная прокуратура Литвы медлила с возбуждением уголовного дела, а в  конце концов, открыв его, быстренько закрыла „за неимением достаточной доказательной базы“.

Новая элита привела Литву за последние 20 лет на грань экономической, политической и демографической катастрофы. Это очевидно уже всем. Властные структуры в глазах большинства не имеют легитимности. (Каждый опрос и выборы, на которые не ходят половина граждан, а приходящие выражают протест, тому доказательство). И только эмиграция, а так же кредиты иностранных финансовых структур и полицейщина – плюс дебилизация всей страны путём телевизионных шоу – только это поддерживает искусственное дыхание правящему режиму, до поры до времени. Вопрос кардинальной смены его и проводимого им экономического и политического курса встаёт ребром. Он вызрел сам. Дело только во времени, когда это произойдёт.

Альгирдас Палецкис.

2 Comments

  1. Paul wrote:

    Апплодирую стоя!