Рафаэль Муксинов : Язык и культура – основа сохранения национальной идентичности

Национальные меньшинства Литвы должны бороться за сохранение родного языка так, как борются литовцы, проживающие за рубежом, за сохранение литовского языка

Доктор социологических наук, член Всемирного координационного совета российских соотечественников Рафаэль МУКСИНОВ считает, что изменение ст. 30 Закона об образовании Литвы – прямой путь к уничтожению русской и польской школ, к ассимиляции учащихся национальных школ Литвы. Но опыт борьбы за сохранение родных языка и культуры есть. Его накопили литовские диаспоры за рубежом.

– Протесты поляков и русских против изменений ст. 30 Закона об образовании, обязывающих ввести преподавание еще трех предметов в школах национальных меньшинств на государственном языке, а также введения одинаковых требований к выпускникам этих и государственных школ при сдаче экзамена по государственному языку, вызвали непонимание и раздражение у представителей титульной нации: мол, живете в Литве, поэтому учитесь на литовском, говорите на государственном без запинки, вам же от этого будет легче. Насколько правомерны требования представителей нацменьшинств, отстаивающих обучение на родном языке в национальных школах Литвы?

– В требованиях нацменьшинств Литвы нет ничего “криминального”, из ряда вон выходящего – они обусловлены несколькими вполне законными обстоятельствами. Я приведу в их защиту как минимум три серьезных аргумента. И первый из них – это международные обязательства Литвы, которые она добровольно взяла на себя, подписав международную Конвенцию о национальных меньшинствах. В этом документе закреплено право нацменьшинств на собственную образовательно-воспитательную вертикаль: то есть нацменьшинства имеют право учиться в национальных школах, вузах, посещать национальные детские сады, а также пользоваться своим языком в местах компактного проживания. И такой опыт есть во многих странах мира.

Кроме того, и это второй аргумент, который почему-то замалчивается, – опыт самой Литвы по работе с соотечественниками за рубежом и сохранению и пропаганде литовского языка. Я изучал эту проблему и сейчас пишу об этом книгу: опыт работы Литвы с зарубежной общиной соотечественников по сохранению “литовскости” может стать бесценным для других государств. Работу с миллионом тремястами тысячами литовцев, проживающих за пределами Литвы, регламентируют несколько официальных документов. В их числе – “Хартия литовцев”, “Глобальная Литва” – одиннадцатистраничный документ, в котором закреплена стратегия работы с зарубежными соотечественниками, а также “Конституция всемирной общины литовцев”. Во всех трех документах речь идет о сохранении “литовскости” эмигрантами из Литвы. Национальную идентичность можно сохранить только через национальную культуру и родной язык, который можно выучить и развивать лишь через систему просвещения. Поэтому не случайно Литва заботится об открытии и сохранении литовских школ в России, Польше, Германии. Например, в Германии есть дневная общеобразовательная школа им.16 Февраля. По всему миру там, где есть литовские общины, а они есть в 41-й стране мира, открыты сотни субботних и воскресных школ, проводятся курсы повышения квалификации, семинары и конференции, связанные с литуанистикой, для учителей литовского языка. В Великобритании, где только 200 тыс. литовцев имеют страховой полис, а на самом деле литовцев там гораздо больше, литовская община добивается в школах, в которых обучается несколько десятков литовцев, введения экзамена по литовскому языку. И местные английские власти отвечают, что если в школе будет определенная квота литовцев, то такое нововведение возможно. То есть в Литве отменили обязательный экзамен по родному польскому или русскому языку, а в Англии хотят ввести обязательный экзамен по литовскому языку. (Хотя справедливости ради следует сказать, что польские школы сохранили этот экзамен, потому что государство позволило совету школы по своему усмотрению проводить его, а русские школы с готовностью отказались от его проведения.)

Для детей потомков литовцев, возвращающихся в Литву, в Вильнюсе в первые же дни независимости была открыта школа “Летувю намай”. Почти вся страна участвует в написании национального диктанта. А весь литовский мир в национальные праздники исполняет национальный гимн. Все делается для того, чтобы соотечественники за рубежом сохраняли свой родной литовский язык, национальную идентичность. Мы, собственно, занимаемся тем же, однако пример Литовского государства показывает нам, что с зарубежными соотечественниками можно работать еще бережнее, целеустремленнее, результативнее.

– Но политики, в том числе президент и премьер, заявляют, что изменения в законе направлены на благо нацменьшинств, которым это поможет лучше интегрироваться в литовское общество…

– Выпускники русских и польских школ и сегодня владеют государственным языком на таком уровне, что поступают в вузы наравне с литовцами – об этом свидетельствует статистика. Между тем, такая забота выглядит странно на фоне заявлений учителей литовского языка за рубежом, когда речь идет об обучении детей на иностранном языке. Например, на недавнем семинаре для учителей школ Великобритании преподаватель литературы из Манчестера Лорета Вильките с помощью выводов западных ученых доказывала, насколько важно обучение ребенка на родном языке. Она привела высказывание американского ученого Колина Бейкера, доказавшего, что если ребенок хорошо владеет родным языком, он легче осваивает иностранный. Л.Вильките говорила о необходимости поощрения знания родного языка не только в литовской общине, но и в английских школах. Она привела результаты исследования другого американского ученого Джима Камминга, который пришел к выводу, что “если детей поощряют меньше говорить на родном языке между собой, это приводит к печальным последствиям, в частности, к замедлению освоения как родного, так и иностранного языков, появлению нежелательных психических отклонений, низкой детской самооценке, дистанцированию, отказу от собственного прошлого, проблемам общения”.

– Мне вспомнилась жалоба одной нашей читательницы, которая работает в детском доме: она говорит, что когда русские или польские дети попадают в детские дома Литвы, они сразу оказываются в другой языковой среде, ведь во всех детских домах общение и образование ведется только на государственном языке. Для детей это не просто стресс – это еще одна психическая травма…

– Джим Камминг, которого цитировала литовская учительница из Манчестера, утверждает, что когда ребенка заставляют забыть родной язык, это не только нарушает его права, но и прерывает его интимную связь с родителями, близкими людьми, способствует формированию эмоциональной его нестабильности. Вот каких результатов могут достичь усилия литовских властей по реформированию системы образования национальных школ якобы для лучшей “интеграции” детей в литовское общество. Что это – двойные стандарты или сознательное уничтожение русской школы? Ведь очевидно, что это не интеграция, а политика скрытой ассимиляции. Не надо забывать и о том, что за минувшие 20 лет десятки тысяч русских и поляков окончили литовские школы, однако увеличения присутствия нацменьшинств во властных структурах не наблюдается.

– А как же невероятный прорыв поляков и русских в городской совет столицы?

– А вы обратили внимание на совершенно неадекватную реакцию официальных лиц и общественности на победу коалиции Избирательной акции поляков Литвы и Русского альянса? Я насчитал в Интернете более тысячи негативных комментариев по этому поводу – злых, оскорбительных. Официальные лица тоже реагировали жестко негативно. Как раз в это время вводились поправки в 30-ю статью. Так что мало верится, что кто-то в Литве заинтересован в успешной интеграции национальных меньшинств в социальную, экономическую и политическую жизнь литовского общества. За подтверждениями такой позиции далеко ходить не надо, достаточно вспомнить дискуссии при обсуждении Закона о гражданстве. Тогда даже высшие руководители страны – Адамкус, Бразаускас говорили о возможностях предоставления гражданства Литвы только литовцам по происхождению… Это лишнее подтверждение того, что об интеграции нацменьшинств в литовское общество никто при изменении 30-й статьи закона и не думал… Преследовалась другая цель – ассимиляция.

– Нередко приходится слышать мнение, что, мол, русские, поляки и пр. и так как сыр в масле катаются – во Франции, к примеру, никто не откроет национальную школу на русском или польском языке…

– В других странах несопоставим удельный вес русских и поляков относительно коренного населения. Во-вторых, мы и не требуем открытия новых школ – мы лишь хотим сохранить имеющиеся, опираясь при этом на европейские законы, в частности, на рамочную Конвенцию национальных меньшинств. И в-третьих, поляки и русские являются такими же коренными жителями Литвы, как и литовцы – Литва с VIII века была ареалом славянских этносов. Так что мы не пришлые – мы коренные. Кстати, ученые и политики Европы и США подвергают серьезной критике действия Литвы, проводящей политику ассимиляции национальных меньшинств, демонстрирующей национальный расизм, ксенофобию и стремление построить этнократическое государство. Между тем, как говорят инициаторы изменений ст. 30 Закона об образовании, поправки были внесены якобы после опроса учеников школ нацменьшинств, который показал, что 44% опрошенных детей согласны изучать на государственном языке еще три предмета. При этом в оглашении результатов этого опроса были допущены серьезные нарушения, вызывающие сомнения в его научности и добросовестном исполнении. Ведь существуют четкие требования оглашения результатов любого научного социологического исследования: при этом должно быть указано, кто и когда проводил опрос, сколько респондентов было опрошено. С другой стороны, ни одно социологическое исследование не может являться руководством к действию. Например, несколько социологических опросов показали, что около 80% населения Литвы недовольны деятельностью Андрюса Кубилюса на посту премьера. Ну и что? Как Кубилюс был премьером, так и остался. Кроме того, в случае опроса школьников мы наблюдаем манипуляцию цифрами: 44% оказалось достаточным количеством, чтобы принять поправки к статье закона, позволяющей представителям нацменьшинств получать образование на родном языке. А когда во время другого опроса 40% детей заявили, что они испытывают дискриминацию в школе по национальному признаку, чиновница из Министерства образования компетентно заявила, что это слишком маленький процент, чтобы делать выводы.

– Странно, но изменения в Законе об образовании как будто задели только польскую общину, представители которой активно выступали против литуанизации польской школы, стояли в пикетах, писали коллективные письма. Голос русской общественности был почти не слышен…

– Эти изменения в законе абсолютно в равной степени затрагивают интересы и русских, и поляков Литвы, которые являются стратегическими партнерами в деле защиты своих законных прав на получение образования на родном языке.

http://www.nedelia.lt/news-lt/aktual/20169-rafael-muksinov-yazyk-i-kultura-osnova-sohraneniya-nacionalnoy-identichnosti.html