Михаил Петров : Уроки рижской конференции российских соотечественников

При всех своих очевидных недостатках и неочевидных достоинствах региональная конференция российских соотечественников Латвии, Литвы и Эстонии наглядно продемонстрировала тренд, а лучше сказать крен в сторону правозащитной деятельности. Темой конференции было определено  соблюдение прав нацменьшинств, как необходимое условие становления демократии и интеграции общества в странах Балтии.

Поскольку никому и в голову не пришло изначально договориться о понятиях и терминах, то как-то само собой получилось, что в национальные меньшинства записали чохом всех российских соотечественников в Литве Латвии и Эстонии. Однако то, что в какой-то мере справедливо для Литвы, в Латвии и Эстонии выглядит дико. Достаточно напомнить, что на статус национального меньшинства в Эстонии могут рассчитывать только правопреемные граждане, не являющиеся представителями титульной нации.

Мягко говоря, не понятно, зачем бы это российским соотечественникам из числа бесправных aliens – лиц без гражданства – изо всех сил бороться за соблюдение меньшинственных прав правопреемных эстонских граждан? Не логичнее было бы сперва побороться за распространение статуса национальных меньшинств на лиц, натурализованных в гражданстве Эстонии и постоянно проживающих в ней лиц без гражданства? Соответственно и весь набор правозащитных резолюций, писем и обращений, предложенных конференции, выглядит мягко, говоря, странновато – правозащитное «мыло», набор банальностей и общих фраз, антифашистский пафос не к месту, и т.п..

Впрочем, парадоксальность формы и содержания никого не смутила, что лишний раз доказывает отсутствие подлинного соотечественного интереса друг к другу в странах Балтии и отсутствие необходимых горизонтальных связей в период между региональными конференциями. Предложение создать Балтийский координационный орган для работы в период между региональными конференциями никого в руководстве конференции и в зале, увы, не взволновало.

Как это ни печально, но мы вынуждены будем констатировать, что тематика конференции, подбор докладов и сообщений были сделаны, что называется от фонаря. Так, открывавший конференцию круглый стол «О правовом статусе русского языка в странах Балтии» должен был начаться исторической ретроспективой статуса русского языка в странах Балтии, начиная с XIII века, а начался докладом о статусе русского языка в Латвии в период немецкой оккупации 1941-1945 годов. Параллели понятные, но какое отношение все это имеет к проблемам сегодняшнего дня?

Как это ни печально, но сражения за статус русского языка в странах Балтии проиграны. Сейчас нужно думать о том, что можно сделать для того, чтобы сохранить язык и заложить основы для его статуса в будущем. Для того чтобы полноценно обсуждать правовой статус и перспективы русского языка проблему нужно оценить со всех возможных точек зрения, а не только с точки зрения борьбы за сохранение русского языка.

И ведь удивительное, что называется рядом: староверы Литвы, Латвии и Эстонии русский язык не утратили. Они не боролись за русский язык – они просто им пользовались изо дня в день, из года в год, из века в век.

История убедительно доказала, что судьба языка не очень-то и зависит от его официального статуса и администрирование в языковой сфере никогда не является эффективным на все 100 процентов. Язык живет до тех пор, пока им пользуются, а это значит, что сейчас нужно бороться не за его правовой статус, а за количество его носителей. Этническое воспроизводство это всегда вопрос воспроизводства биологического. Гениальный австралийский поэт Арнольд Уолл в песенке братца Кролика из Отаго на сей счет высказался так:

Меня легко хватает враг –

Я перед ним и слаб, и наг.

Моя борьба с врагом – в другом:

Я размножаюсь день за днем.

 

Таким образом, в деле сохранения русского языка в качестве основной составляющей я бы выделил проблему пользователей – судьба языка зависит от количества его носителей. Чем больше количество физических носителей русского языка в странах Балтии, тем прочнее метафизическое состояние языка, чем прочнее метафизическое состояние русского языка в странах Балтии, тем больше шансов закрепить его правовой статус. Чем больше носителей русского языка проникнет в эстонскую национальную школу, тем быстрее изменится языковой баланс в обществе и государстве.

Кстати, эстонцам и латышам, озабоченным страхами за судьбу материнского языка, можно и нужно дать тот же совет: размножайтесь! Старинный русский рецепт от ипохондрии: молочка с булочкой и на печку с дурочкой.

Несмотря на то, что проблема введения второго государственного языка два десятилетия будоражит умы в Эстонии и в Латвии, организаторы конференции ее не заметили, как не заметили латвийской акции по сбору нотариально заверенного волеизъявления в пользу проведения референдума о введении второго государственного языка. Таким образом максимально возможный статус русского языка в странах Балтии не обсуждался вообще.

Между тем у проблемы введения второго государственного языка есть оборотная сторона: мы говорим второй государственный язык, подразумеваем сохранение русской школы, мы ратуем за сохранение русской школы, потому что в ней заключена наша надежда на введение второго государственного языка.

У проблемы есть несколько уровней решения, упрощенно они выглядят так.

Введению второго государственного языка в Эстонии предшествует:

Изменение государственной (национальной) доктрины.

Изменение общественного мнения латышей и эстонцев.

Принятие политического решения.

Принятие законодательного решения.

Изменение конституции, законов и подзаконных актов.

Изменение расходной части государственного бюджета.

Изменение учебных программ в национальной школе.

Подготовка учителей русского языка для национальной школы.

Переходный период – обучение чиновников всех уровней, перевод законодательства, подзаконных актов и ведомственных инструкций, перевод бланков, печатей, вывесок и т.д.

 

Изменение государственной (национальной) доктрины – невозможно себе представить без войны, без масштабных социальных потрясений, техногенных или природных катаклизмов вплоть до  нашествия инопланетян. Глобальные изменения в идеологии легче всего происходят в результате глобальных катаклизмов. (Подробнее доктрину шоковой терапии смотрите в трудах Наоми Кляйн).

Изменение общественного мнения латышей и эстонцеввозможно только в результате пережитого шока и при условии смены правящей элиты. Оценка времени, потребного для принятия политического и законодательного решения, а также для изменения конституции, законов и подзаконных актов, изменения учебных программ и подготовки учителей, а также переходного периода – отсутствует. Наконец, нет даже приблизительного расчета, сколько будет стоить введение второго государственного языка, если произойдет чудо и эстонцы с латышами вдруг согласятся на второй язык без потрясений и катаклизмов.

Люди, занимающиеся в Латвии сбором подписей в пользу референдума о введении второго государственного языка, поставили перед собой благородную задачу вывести проблему из идеологического пространства и легализовать ее с помощью нотариально зафиксированного волеизъявления в правовом поле. Кое-что можно и нужно делать уже сегодня, не дожидаясь катаклизмов .

 

Во-первых, нам нужна русская пресса, а не пресса для русскоязычного населения. Нужна общая для всех трех стран Балтии регулярная газета на русском языке. Глянцевое издание «Балтийский мир» на эту роль явно не годится, а интернет-издания, к сожалению, доступны далеко не для всех российских соотечественников.

 

Во-вторых, нужно больше книжек на русском языке, причем своих – что называется созревших на местной почве. Разумеется, Пушкин это наше русское всё, но без своих – местных! – поэтов и писателей, в том числе детских, без публицистов, популяризаторов науки и так далее – русское настоящее и будущее выглядит довольно тоскливо. Все это когда-то здесь было, нужно вернуть то, что еще можно вернуть.

В-третьих, проблемы статусного положения русского языка следует решать сообща, а это значит, что пришла пора подумать о том, чтобы реально объединить российских соотечественников в странах Балтии. Кстати на секции, посвященной проблемам сохранения культуры, призыву объединиться вняли, Очевидно, уже в ближайшее время будет создан координационный орган, который займется сбором и распространением информации о культурных проектах в странах Балтии. Благо для легализации совета соотечественников по культуре одобрения или санкции конференции не требуется, достаточно простого волеизъявления.

Наконец, мы должны активно искать союзников в среде латышей и эстонцев. Тех, кто лепит из латышей и эстонцев образ врага – фашиста или нациста следует подвергать обструкции. Сегодня, к сожалению, все наоборот – одиозными объявляют и травят тех, кто выступает за улучшение отношений стран Балтии с Россией. Вот свежий пример. Известный латвийский политолог Сергей Малаховский пишет в отчете о конференции http://baltija.eu/news/read/19537 :

«Не выдерживают критики и позывы “жить дружно” с официальными властями стран Балтии (…) соотечественников в этих странах будут душить и дальше, а Россия взамен на языковые и политико-экономические удавки будет давать экономические преференции и заключать транзитные договора? Такая политика тоже будет являться предательством – теперь уже по отношению к соотечественникам стран Балтии».

Термин «позыв» употреблен политологом не случайно. В контексте статьи он означает настоятельную необходимость удовлетворить какую-либо физиологическую потребность и придает тексту уничижительное значение. Видимо не случайно Малаховский был среди подписантов меморандума, призывающего Россию к конфронтации со странами Балтии.

Печально, конечно, что известный политолог не нашел в конференции ничего заслуживающего внимания, кроме смены главного редактора в журнале «Балтийский мир», чему и посвятил весь свой обзор. И, тем не менее, его рассуждения об интригах вокруг «Балтийского мира» свидетельствуют еще об одном тренде – стремлении свести соотечественное движение в странах Балтии исключительно к правозащитной деятельности, чтобы затем использовать его для нагнетания межнациональной вражды.

Из рижской конференции должны быть извлечены уроки. Те самые, которые не были извлечены из аналогичной конференции в Таллинне.

One Comment

  1. В wrote:

    Спасибо автору за информацию. Я полностью согласен с тем что официальный статус языка не имеет особого значения. Менять имидж языка нужно именно снизу вверх, начав с себя, прочитав “лишнюю” книжку и написав хороший вдумчивый комментарий на сайте. Тем легче потом на эту основу будет положить другие инициативы.